Ашот Асатрян

 

Ашот Асатрян родился в 1954 году в Арташаване (Армения). В 1974 году окончил Ереванский театрально - художественный институт. С 1988 года - член Союза художников Армении. В 1995 Ашот Асатрян был принят в Международную федерацию художников ЮНЕСКО. Картины Ашота Асатряна находятся в частных коллекциях и галереях России, США и Европы.

 

Выставки:

1991 – Осло, Норвегия (персональная)
1992 – Москва, Россия
1993 – Анбах, Германия
1994 – Бремен, Германия (персональная)
1995 – Вроцлав, Польша
1997 – Москва, Россия (персональная)
1998 – Тинсет, Норвегия
1999 – Лондон, Англия (персональная)
2000 – Париж, Франция
2000 – Вест Фоссен, Норвегия (персональная)
2001 – Антверпен, Бельгия
2002 – Дубай, ОАЭ
2003 – Варшава, Польша
2004 – Барселона, Испания
2005 – Валетта, Мальта (персональная)
2006 – Дамаск, Сирия
2007 – Майами, США  

 

   Первое что привлекает взгляд посетителя в мастерской Ашота Асатряна – это неконфликтное соседство гипсовых слепков знаменитых античных персон, расставленных на стеллажах и произведений модернисткой живописи. Причем расклад работ вовсе не построен по хронологическому принципу. Различные периоды творчества художника смешиваются столь же на первый взгляд произвольно, как и разнообразные техники, в которых он работает. Мастер предстает перед публикой и как живописец, и как график.
    На первый взгляд художник в своих работах ведет со зрителем некую игру, напоминающую головоломки, в которых по разному фокусируя взгляд, можно рассмотреть несколько разных изображений. Сначала нам вроде бы предлагается насладиться абстрактными формами, отвлеченно-чувственными. Но стоит только заметить закамуфлированный под абстракцией реальный «прототип», как глянцевая красота рассеивается и объекты обретают совсем другой, иногда злободневный смысл. Конечно, адекватное восприятие картин требует внимательной настройки взгляда, позволяющей видеть оба образа – абстрактный и конкретный. Есть художники, которые в каком бы возрасте ни находились, пишут картины, которые, в каком то смысле прославляют сладкий, абстрактный сон о мире.
   Колористическое восприятие принято делить живописцами на чувственное, мгновенное, аналитическое, длительное и подсознательное. Подсознательное восприятие открывает в картине до бесконечности новые живописные смыслы, как у поздних, почти монохромных Рембрандта или Тициана. Этот вид восприятия, нацеленный на постижение бесконечности, художник ставит выше всего. Найденные им приемы сродни музыкальным, и основываются на эмоциях, ритмах и цветовых интонациях – блеклые краски, неясные формы, мотивы похожие на ускользающие сновидения.
- Моя живопись, - говорит Ашот Асатрян, - никогда не располагает к бурным овациям, потому что она, как правило, заканчивается, уходя, куда то вверх, и как правило после просмотра моих работ наступает тишина. Тишина для раздумий.
   Несмотря на некоторую сложность восприятия содержания картин Ашота Асатряна, их названия переключают сознание  зрителя на понятийный уровень, но здесь таится своеобразная обманка, игра в мнимые образы и ложные символы. По старинной присказке не говоря ничего, говоришь нечто.     
   Самим автором в своих работах ценится энергия исполнения, привлекательность фактуры. Такая живопись должна вызывать незапрограммированную гамму различных эмоциональных и интеллектуальных реакций. Образы словно растягиваются по поверхности холста. Сами же формы уплотняются, создавая важное качество фигуративности. Художник называет это чувственным процессом, беседой с материалом, представленной густотой красок, плотностью холста. Автор, подчеркивая специфику материала, должен получать эстетическое удовольствие от создания картины, зритель же, эмоционально приобщаясь к этому процессу, своего рода сопереживает.
   - Моим любимым художником был и остается Эль Греко, - говорит Ашот Асатрян, - но не ищите между нами сходства стиля или повторения сюжета. Он мне близок по духу, по мыслям, которые возникают при виде его работ. Из армянских художников я считаю мне самым близким Альберта Парсамяна. Вообще я считаю, что каждое произведение, как целый и живой организм, должен привлекать своей завершенностью. В картине не должно быть недосказанности, в большинстве случаев это отталкивает зрителя, а завершенная работа всегда находит своего зрителя.
    Частое обращение художника к триптихам, сериям, циклам не случайно. Такая форма раскрытия художественного замысла избавляет художника от сковывающей статичности живописи и вносит в нее элемент движения и экспрессивность, Изображение на его полотнах как будто разворачивается прямо на глазах зрителя.
   «Во время работы я выпадаю из призмы сознания. Полет в просторах подсознания – куда более высокий. Думая и размышляя о чем-то, невозможно рисовать мистику. Ни одно поистине хорошее произведение не было создано с помощью рассудка. Оно сковывает и ограничивает, а художнику нужно быть предельно свободным перед мольбертом. Произведение истинного искусства должно говорить с сердцем зрителя, давать ему энергию», - утверждает художник.
    Художник, работы которого всегда выразительны и многозначны. Он нашел свою форму отображения современной жизни, не отрываясь при этом от своих армянских корней. Переплетение традиционности и новаторства, многозначности и завершенности, близости и бесконечности – это стиль Ашота Асатряна.


Работы Ашота Асатряна